Как распознать мужчину-абьюзера

Желание абьюзеров контролировать жизнь партнера достигается по-разному: навязчивыми ухаживаниями, обидами, удушающей заботливостью. Как понять, что перед вами токсичный тип, и разглядеть среди охапок цветов змею абьюза — знает Диана Садреева, автор книги «Ты не виновата», которая выйдет в июле. В ожидании полного издания можно ознакомиться с фрагментом.

Поведение мужчин-абьюзеров может быть абсолютно разным: кто-то чересчур нежен, щедр и заботлив; кто-то жесток по отношению к животным, зато добр к детям; кто- то всегда раздражителен и неуступчив. Я не эксперт и не психолог, однако за время работы над историями сумела выявить схожие линии поведения. Представляю их здесь, чтобы женщина смогла распознать проявления абьюза и возможного насилия с самого начала отношений.

Бессердечный тихоня

Главные его инструменты, способные свести с ума партнершу, — это безупречность и спокойствие. Он всегда спокоен и не позволяет себе даже повышать голос, но под маской такого, казалось бы, дружелюбного человека скрывается манипулятор.

История Марии

Мария никогда не ругалась с Максимом по мелочам: когда говорила, что ей, например, не хочется сейчас на пробежку, он целовал ее в лоб и заботливо спрашивал что-нибудь типа «Хочется нарастить симпатичный пузан?». Тогда она вставала с дивана и отправлялась на пробежку в парк.

Впервые задумалась о том, что что-то не так, когда Максим завел разговор о беременности. У Марии уже было двое детей, еще одного она не хотела, о чем предупреждала его сразу. Максим ответил:

— Потом поговорим.
— Нет, — парировала Мария, — это не тот вопрос, который нужно откладывать на потом. Важно обсудить все сейчас. Я не хочу иметь больше детей — вообще никогда.
— Потом поговорим. Со временем все решится. Я хочу, чтобы ты хотела.
— Но я не хочу!
— Не воспринимай все так эмоционально. Почему ты кричишь?
— Потому что нам нужно поговорить.
— Зачем говорить о том, чего нет.
— Но этого и не будет!
— Ты кричишь. С тобой невозможно разговаривать.

И так каждый раз.

Они никогда не приходили к согласию — Максим либо уходил от обсуждения, либо переводил разговор на другую тему. Мария плакала, чувствуя себя обиженной и ненужной.

Однажды он прислал ей фотографию с рабочего мероприятия, на которой она стояла рядом с другим мужчиной и улыбалась. Еще Максим написал: «Свяжусь с тобой через пять дней, — а потом уточнил: — Сам». Марии было плохо: она чувствовала себя виноватой в том, что испортила прекрасные отношения с прекрасным человеком, обещала себе, что больше никогда не будет стоять рядом с коллегой и улыбаться.

Прошло пять дней, Максим объявился, и Мария с радостью его приняла:

— Я думала, ты не простишь меня и мы расстанемся из-за такой ерунды.
— С чего ты взяла, что мы расстанемся?
— А разве нет?
— Я даже не собирался.

И это показалось Марии самым странным за весь период отношений: возникло ощущение, что единственное, чего хотел Максим, — поставить девушку на место и наказать ее, как маленького ребенка, за невинный проступок. Через две недели они расстались. На протяжении трех месяцев Максим писал девушке, как сильно он ее ненавидит.

Это один из видов психологического (эмоционального) насилия — увод разговора в сторону от темы, волнующей собеседника. Проблема может забалтываться, от нее отшучиваются, важные вопросы остаются без ответа.

В подобных отношениях один партнер не слушает другого, не учитывает мнение того в совместной жизни. При этом агрессор уверен в том, что не делает ничего плохого. Чаще всего от него можно услышать фразы наподобие «О чем ты вообще?», он уводит разговор в сторону, отвлекается на посторонние вещи, например на просмотр телевизора, сводит все к шуткам, насмешкам или вообще отказывается продолжить беседу. В основе отношений с таким абьюзером — абсолютная невозможность выражать эмоции. Жертва вынуждена контролировать мысли, чувства и поступки, подавлять гнев, что приводит к нарастанию чувства тревоги и паники.

Ранимый парень

История Инны

Однажды утром Инна проснулась, увидела на столе очередной букет белых роз — третий за последние десять дней — и улыбнулась. Ей повезло: мужчина, с которым она общалась вот уже два месяца, был очень заботлив и внимателен. Он никогда не позволял ей самостоятельно оплачивать любимые коктейли, делал неожиданные и порой очень дорогие подарки, старался выполнить каждое из ее желаний, даже если они от него не зависели.

Инна чувствовала какой-то подвох, но подруги повторяли:

— Хватит хвастаться своим мужчиной!

Жаловаться действительно было не на что: образованный, умный и искренний, он вместе с ней рассуждал о гендерных стереотипах, обществе, стране, своих прошлых проблемах и страхах. Все началось, когда он предложил провести вместе отпуск. Инна мечтала съездить в Париж, причем одна — она не ходила в отпуск три года и хотела познакомиться с Францией именно так, как считала нужным. Казалось, что отказывать грубо, но и менять планы Инне не хотелось.

— Можно, — сказала она, — провести вместе уик-энд где-нибудь еще, кроме Парижа. У меня остается еще неделя отпуска.
— Почему ты не хочешь, чтобы я поехал с тобой в Париж? У тебя там что, запланированы свидания?

До этого Егор никогда не демонстрировал ревность, поэтому Инна сразу почувствовала себя виноватой за то, что обидела человека, и даже задумалась над изменением планов относительно поездки в Париж.

— Нет у меня никаких свиданий в Париже. Просто я всегда о нем мечтала.
— Не понимаю, как я могу помешать твоим мечтам. Я же не прошу тебя отменить поездку.

Инна тоже уже ничего не понимала, поэтому неохотно произнесла:

— Поехали. — И на лице Егора снова засияла улыбка.

Он был счастлив, она нет, и почему, не понимала.

У Инны — она занимала руководящую должность в крупном банке — были ребенок от первого брака и мама, которая в последнее время часто болела. В расписанном по минутам графике она старалась найти время для общения с Егором. Они виделись дважды в неделю: в один день завтракали или ужинали вместе, в другой — проводили вместе ночь. После Парижа Егора перестал устраивать такой распорядок.

Однажды утром Инна почувствовала что-то неладное: мужчина начал грубить в переписке, на любой вопрос отвечал односложно.

— Наверное, мне просто кажется, — подумала Инна, но в течение дня все стало только хуже.

— Что происходит? — спросила она.
— Просто мне тебя не хватает. Вот и все. Я не могу ничего с этим поделать.
— Хорошо, я постараюсь что-нибудь придумать, — ответила Инна.

В тот же вечер они встретились за ужином, выпили вина, и Егор снова начал улыбаться.

— Я люблю тебя, — сказал он.
— Я тоже тебя люблю, — ответила Инна, не представляя, что теперь ей каждый день придется доказывать свою любовь.

Многие истории так и начинаются: ранимый парень однажды превращается в настоящего нытика, который ежеминутно и ежедневно изводит женщину, обвиняя, что его настроение и счастье зависят только от нее. Отношения обычно развиваются по следующему сценарию. Ранимый парень ожидает, что женщина всегда будет следить за его эмоциональным состоянием, упирает на то, что она ранит его чувства, уделяет ему недостаточно внимания, хотя о других печется в достаточном объеме. Ждет, пока женщина не признает вину, а до того проявляет грубость и жестокость, припоминает все прошлые грехи и ошибки.

Так, по свидетельству другой героини, вся информация, которой она когда-то поделилась с мужчиной, вдруг обернулась против нее: «Он стал говорить: „Вот ты рассказывала, что для тебя допустим секс на первом свидании, а меня ты держала на расстоянии две недели, я никогда не нравился тебе действительно сильно“. Это выводило меня из себя».

Подобный мужчина действительно не бьет кулаком о стену, не проявляет физической агрессии к своей женщине — он смотрит на нее влюбленными глазами, осыпает подарками и вниманием, но пытает, провоцируя и развивая чувство вины.

Инна вспоминает, что Егор расспрашивал ее, как часто она занималась сексом с мужем, ведь «У тебя тогда тоже не было много времени — или ему ты уделяла больше времени, чем мне?». И каждый раз Инна была удручена, чувство вины все возрастало.

После примирения Егор быстро все забывал — как будто и не было ничего, а женщина еще надолго находилась в подавленном состоянии и несколько дней тратила на то, чтобы получить прощение, поскольку не любила мужчину так, как ему хотелось бы.

Никто не замечал того, что происходило, подруги считали его идеальным мужчиной. Грубость, оскорбительный тон и агрессию Егор проявлял только в переписке — в такие моменты Инна не могла его узнать.

— Это был такой диссонанс. Вот, только виделись — улыбался, выказывал внимание, общался и веселился. Стоило пропустить пару дней, превращался в очень жестокого человека, начинал писать некрасивые, неприятные сообщения. При этом твердил: «Ведь когда мы вместе, со мной ничего подобного не происходит? Это случается, только когда тебя нет рядом».

Тогда Инна принялась все свое время планировать так, чтобы не обидеть его.

— Самое странное, что Егор никогда не говорил мне: «Я запрещаю тебе встречаться с подругами». Он высказывал: «Мне просто странно, почему ты решила провести это время с кем-то, кроме меня». И я перестала видеться с ними. Поехала вместе с мужчиной в Париж, потом познакомила с ребенком, хотя и не хотела. Я вообще не поняла, каким образом вся моя жизнь стала вертеться вокруг Егора — я все оценивала с позиции «обидит ли это его или нет». Казалось, что нет ничего важнее его эмоций. Мы прожили вместе больше года, и за это время я превратилась в измотанную, несчастную женщину. Перерывы между эмоциональными пытками становились все короче, хорошее настроение все чаще сменялось истерикой. Когда он начал ревновать меня к ребенку, поняла, что хватит. Было ощущение, что Егор влез в мое сознание и стал контролировать мысли, чувства и комплексы. Мы расстались, и ничего хорошего о себе я не услышала.

Придирчивый

История Тамары

Тамара всегда восхищалась Андреем: он был таким красивым в этих своих костюмах, таким начитанным и важным. Рядом с ним чувствовала себя маленькой девочкой, которой было чему у него поучиться. Считала его самым умным и говорила об этом их детям: «Ваш папа самый умный, слушайте его, он знает все. Точно больше меня».

Она считает так до сих пор: у ее мужа Андрея есть два высших образования, он успешен в бизнесе. К моменту их знакомства он уже многое повидал, объездил всю Европу, в Москве вращался среди богатых и обеспеченных людей.В сравнении с ним она — автор «нескольких неплохих статей о шмотках» — была слишком незначительной.

То, что она оказалась под психологическим прессингом, Тамара поняла не сразу. Андрей всегда считал себя экспертом по всем вопросам, и со временем она стала замечать, что не имела права высказать свое мнение ни по одному из них. Он мог сесть рядом, положить руку ей на колено и начать разглагольствовать: «Сейчас я все тебе расскажу». И это «все» касалось абсолютно всего; ни одна ее мысль, по его мнению, ничего не стоила.

В компании друзей Андрей говорил о ней снисходительно: мол, простите этой длинноволосой блондинке ее глупость, она у меня такая дурочка, вы же сами знаете.

В таких отношениях нет и не может быть уважения: мужчина в принципе воспринимает свою женщину исключительно как красивый объект, не способный к адекватному поведению. Якобы все, на что она способна, — молчаливый эскорт. При этом придирчивый тип обладает исключительным обаянием и харизмой: у него хорошо поставленный голос, он громко смеется и имеет большой круг знакомых. Общество обожает его.

Придирчивый — прекрасный психолог и манипулятор, он очень точно чувствует, за какие веревочки нужно подергать, чтобы человеку стало максимально дискомфортно. Если девушка комплексует по поводу внешности, он обязательно станет шутить над этим. Чем больше комплексов, тем сложнее жертве. Она начинает испытывать опустошенность, растерянность, утрачивает самооценку. Женщина впадает в депрессию, из которой потом очень сложно выбраться.

Самые частые фразы, которые Тамара слышала от мужа: «Я знаю лучше», «Это только демонстрирует твою глупость», «Ты зря со мной споришь», «Ты и сама знаешь, что глупее меня».

— Я чувствовала себя ничтожеством, недостойной жить рядом с ним. Вот что испытывала, будучи в отношениях с ним. На любое мое высказывание следовал очень обоснованный ответ. Ему было плевать на все, что я говорила. Каждая фраза становилась лишь поводом для его самоутверждения. Каждый день ощущала себя все глупее и ничтожнее, а прожили мы вместе семь лет, наш сын скоро пойдет в первый класс. Не помню, что чувствовала, когда уходила от него, потому что ничего не ощущала, я себя вообще не ощущала. Иногда представляла: вот выброшусь сейчас из окна, а он, хитро прищурившись, будет смотреть на меня сверху вниз и кричать: «От тебя только этого и можно было ожидать!» Иногда я говорила ему, что плохо себя чувствую, но он отвечал, что все выдумываю. Однажды неудачно подвернула пальцы на ноге и ощутила одновременно онемение и резкую боль. Закричала. Он подошел, поинтересовался, что произошло, заботливо уложил меня на кровать, погладил по лодыжкам, уточнил, какие именно пальцы, и потом вывернул их в разные стороны. От боли брызнули слезы. Было ужасно. Он же просто посмеялся.

Безумный ревнивец

Этот тип безрассуден в стремлении контролировать партнершу. Все обычно начинается с ревности и вопросов типа: «А с кем ты идешь сегодня вечером? Расскажи подробнее, что вы будете делать, во сколько вернешься домой, во что будешь одета». По крайней мере, многие мои героини, столкнувшиеся с «безумцами», говорили именно об этом.

Отношения с безумным ревнивцем, который управляет жизнью женщины и постепенно утрачивает самоконтроль, обычно приводят к физическому насилию, а иногда и к смерти жертвы абьюза. Часто он произносит одни и те же фразы, например: «Я хочу знать все, что ты делаешь, чтобы ты сделала все правильно», «Я знаю лучше», «Я люблю тебя и ненавижу, ты мне противна, но без тебя не могу».

Самое важное, что должна понять пострадавшая от домашнего (психологического и физического) насилия, — абьюзер делает это не по какой-то причине, а потому что он абьюзер.

Он думает, что имеет полное право распоряжаться. Он уверен, что во всем прав.

Он считает женщину существом низшей пробы.

Он обычный манипулятор.

Он не верит, что он мучитель.

История Вики

— Вначале мне было даже приятно, — говорит Вика, — такая ревность, такая любовь. Но в конце он уже не спрашивал меня, а просто подходил, поднимал мои руки и проверял, побрила я подмышки или нет. Если побрила сегодня или накануне, начиналось мое хождение по кругам ада: мол, я собралась с кем-то заниматься сексом.

Вике было 23 года, когда она встретила этого мужчину (героиня отказалась называть его имя). Познакомились на съемках — он был довольно известным в их городе музыкантом. Мужчина сразу стал оказывать ей внимание; периода ухаживания как такового не было — они очень быстро начали жить вместе, и девушка радовалась, как споро и без проблем у них все происходило.

Чуть позже к его ревности добавилось желание вмешиваться в ежедневные дела: что она надевала («Ему ничего не нравилось, в итоге он стал подбирать мне комплекты одежды»), с кем переписывалась, где была в течение дня.

— Он мог написать моим друзьям и начать расспрашивать, что я делаю и как себя веду. Друзья вначале говорили: «Вот это любовь», потом стали настаивать, что это ненормально. Но я не слушала. У нас были периоды ссор, когда я бесилась не на шутку, периоды примирения, потом затишье, а затем все по новой — и все маниакальнее и маниакальнее. Он стал запрещать мне общаться со всеми, и я не шучу, когда говорю «со всеми». А еще не шучу, когда говорю, что перестала общаться с друзьями, коллегами и даже мамой. Мне казалось гораздо важнее сохранить отношения с ним.

Ревность все усиливалась: партнет вечно подозревал Вику в изменах. Со всеми, коллегами, конечно, в первую очередь, но и не только. Вика стала бояться общаться с продавцами и официантами: если бариста улыбался, протягивая чашку кофе, знала — неминуемо жди скандала.

— Дошло до того, что мне было страшно оборачиваться и смотреть ему в глаза. А когда я прятала взгляд, он мог подойти, взять за подбородок и с усмешкой пялиться на меня. В такие моменты мне становилось стыдно — как будто действительно спала с каждым бариста в городе. Однажды сцена ревности закончилась тем, что он меня ударил — прямо во время своего концерта. Мероприятие было так себе — в небольшом клубе, без пафоса, все по одинаковым тесным комнаткам. Я находилась у него в гримерной, когда туда заглянул ведущий мероприятия. Разговорились. В гримерную вернулся мой мужчина, наклонился ко мне и на ухо сказал, что надо поговорить. Вышли. Он схватил меня за шею и начал душить. Впервые, но не в последний раз. И самое забавное, что это он мне постоянно изменял. Я сходила с ума.

Если абьюзер так сильно любит и так сильно боится потерять, зачем изменяет? Психолог потом объяснил Вике, что дело вообще не во ней, а в желании кого-нибудь контролировать. «Кем-нибудь» оказалась именно Вика.

Она рассталась со своим партнером только через полгода после эпизода с удушением: однажды он ее изнасиловал, и на следующий день она от него ушла.

Источник: knife.media