Порнография и обнаженное тело в искусстве: в чем разница?

Феминистку и ЛГБТ-активистку Юлию Цветкову обвиняют по статье о порнографии из-за рисунков вульвы. Ей грозит шесть лет колонии. Вместе с кандидатом искусствоведения Николаем Ивановым издание «Такие дела» постаралось разобраться, где проходит граница между порнографией и искусством. Публикуем материал полностью.

Художественный замысел

Существует множество определений порнографии как в контексте литературы и живописи, так и в контексте права. Согласно Большому юридическому словарю, к порнографии относят произведения, «в которых открыто натуралистически изображен или описан половой акт в различных его проявлениях и которые не имеют художественной или научной ценности». Для установления художественной ценности назначается специальная экспертиза.

Пабло Пикассо. Nudes interlaces

Экспертизе по порнографии людей не учат, рассказывает кандидат искусствоведения Николай Иванов. Эксперта привлекают к уголовным делам с участием визуальных изображений или видео, содержащими подозрение на порнографию, экстремизм, фашизм или оскорбление чувств верующих. Он участвовал со стороны защиты в пяти судебных процессах, связанных с порнографией.

Изображение гениталий крупным планом может быть обосновано педагогической необходимостью. Например, в учебниках медицинских вузов, когда студентам объясняют, как устроена репродуктивная система человека. Или когда это оправдывается художественной идеей и произведение не может существовать без конкретного изображения или сцены.

«В случае с Юлей Цветковой мы имеем обыкновенные рисунки, — объясняет эксперт. — Какие-то из них я нашел на сайте The Guardian, которые были выставлены и собраны с целью дестигматизации вагины и женского тела. Это большой художественный проект. 20 тысяч обычных людей рисовали вагины, как они их видели, и присылали на этот сайт. Эти вагины находятся в открытом доступе, любой может их найти».

Некоторые из рисунков, представленных в паблике «Монологи вагины«, использовались в качестве книжных иллюстраций и не имели ограничений по возрасту. Другие были представлены в галереях и музеях, каталогах к ним. Это говорит о том, что они часть — часть культурного пространства, изучаются и становятся предметом диалога, считает Николай Иванов. Часть изображений обнаружилась на сайтах гинекологических и косметических клиник.

Цель порнографических материалов, как указывает Большой психологический словарь, — вызвать возбуждение. Но поскольку это нельзя доказать или опровергнуть, а определение порнографии в законодательстве отсутствует, то рассматривать стоит контекст и смысл, вкладываемый автором в произведение.

«Я не могу отвечать про возбуждение, это не в моей компетенции. Допускаю, что люди могут испытывать возбуждение, глядя на что угодно. Я могу рассуждать лишь от обратного — что изображение оправдано художественной идеей», — объясняет искусствовед.

Порнография в музеях

Обнаженные тела присутствовали в искусстве со времен Древнего мира: они вытканы из ткани, вырезаны из кости, им посвящены сюжеты множества картин. Сейчас эти произведения представлены в большинстве музеев. Поэтому тема уголовной ответственности за так называемую порнографию так горячо обсуждается в искусствоведческой среде: поскольку дел о порнографии становится все больше, музеи тоже под угрозой.

«И Эрмитаж, и Русский музей, и Третьяковская галерея, и музей имени Пушкина, и Академия художеств — все в один голос говорят, что дела о порнографии — это какое-то наступление абсурда. Если оглядываться на историю искусства, где миллионы обнаженных людей, миллионы обнаженных детей, миллионы гениталий, если рассматривать то, что хранится в музеях [как порнографию], то сядут все хранители музеев и библиотек без исключения», — считает Николай Иванов.

Эгон Шиле. Обнаженная

По мнению эксперта, в делах о порнографии обвинение апеллирует к духовным скрепам, нормативности, религиозности, ценности государства и коллективизации. С этой точки зрения различия между людьми не учитываются и даже раздражают. Поэтому страдают и феминистки, и ЛГБТ, и активисты, идущие против государственных корпораций.

Это давление в том числе на культуру и свободу слова, добавляет Иванов. Ведь мнение выражается не только словами, но и визуальным образом: посредством изображений, фильмов. И эта свобода волеизъявления прописана в Конституции, к чему может обращаться сторона защиты при рассмотрении дел о порнографии.

В нынешних условиях задача искусствоведов — предоставлять экспертизу и вместе бороться за свободу творчества, считает Иванов. «Это не было моей мечтой в жизни — стать специалистом по порнографии, — говорит эксперт. — У меня и в мыслях этого не было при получении степени кандидата искусствоведения. Но когда начались дела, связанные с тем, что художники и обыкновенные люди стали размещать изображения где-то в сети, в книгах или делать видеофильмы с тем, что можно назвать порнографией, я понял, что нужно каким-то образом переквалифицироваться».

Если раньше в практике Николая Иванова было одно дело раз в два года, то сейчас ему присылают так называемые порнографические изображения практические каждые две недели. В частности, он также работал над экспертизой фильма «Дау» для суда между режиссером Илья Хржановским и Минкультом.

Еще одно дело из практики эксперта связано с фильмом «Инстинктивная критика фашизма», в котором снималась поэтесса Катя Ганеши. Вместе с бывшим мужем она более 17 лет назад записала ролик, в котором присутствовал половой акт без демонстрации подробностей. Сюжет перемежался кадрами о развитии Третьего рейха. Поэтессу обвинили не только в создании порнографического ролика, но и в пропаганде фашизма.

Художественная идея, как установил эксперт, заключалась в том, что «нацизм как апофеоз мирового зла можно победить, только навалившись на него целиком. Разумом, всеми своими инстинктами, природно, изнутри». По этой причине была проведена параллель с сексуальным актом. Из-за видео и обнаженных фотографий, опубликованных в социальных сетях, Катю Ганеши уволили с работы. Суд отказался признать увольнение незаконным.

Николай Иванов занимался и делом брянской трансгендерной женщины Мишель, которую приговорили к трем годам колонии за публикацию эротических изображений во «ВКонтакте». Речь шла о трех картинках в стиле «манга», которые были размещены на странице еще в 2014 году. Уголовное дело возбудили только спустя пять лет.

«У кого-то из них нет рта, носа, глаза в пол-лица. У кого-то есть фантастические крылья, как у летучей мыши, рога, есть гениталии, преувеличенные, наверное, раз в десять. Это обычный ход для японской мультипликации, тут нет ничего криминального. Но следователь увидел в этих изображениях детей до четырнадцати лет. И, соответственно, Мишель пришили распространение порнографии с участием детей до четырнадцати», — рассказывает Иванов.

Эксперт пришел к выводу, что в рассматриваемых картинках есть высокая доля условности. Поскольку персонажи вымышленные, их возраст может быть любым: как 14 лет, так и 830. Кроме того, «хентай» — известный жанр японской анимации, он широко представлен в интернете и находится в публичном доступе. После пересмотра приговора Мишель дали два года исправительных работ (за вычетом пяти месяцев из-за нахождения в СИЗО) и штраф в 50 тысяч рублей.

Устаревшая статья

Статья о незаконном изготовлении и распространении порнографической продукции устарела и должна быть пересмотрена, уверен Николай Иванов. «Это же абсурд — за какие-то рисуночки получать шесть лет колонии. Даже если испытывает человек возбуждение при виде рисунков, а кто из людей его не испытывает? Это что, преступление? Почему на это мы должны опираться? То, что кто-то испытал возбуждение, ложится в такие приговоры, в такие сроки чудовищные», — рассуждает кандидат искусствоведения.

Если смотреть на причиненный ущерб, ситуация тоже неоднозначная. Кто больше пострадал: человек, отсидевший шесть лет в тюрьме, или тот, кто увидел изображения в интернете, даже если они были порнографией? Николай Иванов называет это «совершенно несоизмеримыми человеческими реакциями» и добавляет, что, несмотря на комичность экспертиз порнографических материалов, их нужно проводить, пока создаются новые уголовные дела.

«Мне эрмитажные хранители говорят: “Коля, защищай, потому что мы сядем следующими”. Потому что они хранят откровенную порнографию. И здесь мы, искусствоведы, пытаемся сделать все, чтобы художники в этом смысле были неограничены. Они имеют право пользоваться любыми методами для того, чтобы выразить свою идею», — заключает Николай Иванов.

Помочь Юлии Цветковой можно, подписав петицию по ссылке: #заЮлю

Источник: takiedela.ru