«Чтобы я никуда не выходила, прятал обувь на чердак». Пострадавшая от домашнего насилия – о 10 годах страха и боли

brooke-lark-jtvGydbUn30-unsplash

Инна вышла замуж в 2009 году. У нее трое детей. Из 10 лет семейной жизни лишь непродолжительное время Инна не знала, что такое оскорбления, упреки, побои и страх. Она дважды уходила от мужа, но снова возвращалась. Недавно она подала на развод и теперь живет с детьми отдельно. Инна рассказала, как нашла в себе силы уйти и кто ей в этом помог. 

Сначала все было замечательно

Со своим мужем мы познакомились на дискотеке. Я только закончила училище. Он пригласил меня на танец. Красиво говорил, красиво ухаживал. Не пил – за 10 лет ни разу не выпил спиртного.

На тот момент он разводился с женой. Как я его жалела, когда он рассказывал, какой плохой была его бывшая. Я думала: «Бедный, с кем ты жил». Не знала я тогда, какой он на самом деле…

Спустя два месяца мы стали жить вместе. Я забеременела, мы расписались. Родился сын. Все было замечательно: ни ссор, ни оскорблений.

Потом родилась дочь. И вот тут началось. Он стал ревновать меня жутко и необоснованно. Юбки короткие, блузы открытые – не одевать. К соседям, подругам – не ходить. Доходило до того, что обувь на чердак прятал, чтобы я никуда не выходила, даже в магазин.

«Схватил за волосы и потащил на кухню»

Первый раз он ударил меня трубкой от пылесоса по спине. За то, что я пошла без спроса к подруге.

Я подала на развод. Но идти мне было некуда: родители живут в другом городе, отношения с ними не очень. Муж стал просить прощения, говорил, что на него просто что-то нашло. В общем, заявление я забрала. И мы снова начали жить.

Дочка пошла в сад, я вышла на работу. На работе иногда приходилось задерживаться до позднего вечера. И у мужа снова вспыхнула ревность. Как он только меня не называл…

Поначалу я терпела, а потом снова подала на развод и уехала с детьми к родителям. Помню, приехала увольняться, зашла в дом, а он с порога схватил меня за волосы, потащил на кухню, взял нож и обрезал им часть волос. Я вырвалась, побежала к соседям, вызвала милицию.

Думала, не прощу. И сестра с мужем говорили, что так жить нельзя. Но… Свекровь просила прощения, он умолял вернуться. Вернулась. Думала: вдруг все наладится.

Снова зажили, я забеременела третьим. Мы мебель новую купили, планы строили. А как только родила, понеслось. И такая, и сякая. Теперь никуда не денешься. Кому ты нужна – с тремя-то детьми.

Когда сказала про развод, начал угрожать, что жизни мне не даст, кислотой обольет, доведет меня и я сама покончу жизнь самоубийством.

Причиной гнева могла стать даже песня

Один из очередных скандалов закончился тем, что я схватила детей на руки и сбежала из дома. Иду по улице и плачу. А тут тетя Даша выходит из магазина,  спрашивает, что случилось. Рассказала ей все. Она меня у себя и приютила. Живу с детьми в ее доме. Тетя Даша – моя поддержка, если бы она  появилась в моей жизни раньше, все могло бы сложиться по-другому.

Муж не оставляет в покое. Я как на развод подала, так он старшего сына забрал и два месяца не отдавал. Мол, хочешь общаться с сыном – возвращайся. Потом не раз приходил, угрожал, в выражениях не стеснялся. Даже посторонних людей не стыдился. Но я уже не вернусь…

Самым страшным было, что никогда не знаешь, из-за чего начнется. Был случай. Убиралась дома, забралась на стол, люстру мыла. Я тогда беременна была – 3 недели срока. По радио звучала песня “Алешка” группы “Руки вверх”. А тут муж заходит. Он знал, что у меня первая любовь была – Алеша. Снимает меня со стола со словами “Какие вы тут песни слушаете”. Я объясняю, что это же радио – что играет, то и слушаю. А он бросает меня на пол и давай пинать ногами … У меня после этого был выкидыш.

А еще он любил доводить меня морально: обзывает по всякому, ходит за мной и снимает на телефон.

Теперь понимаю: надо было раньше развестись. Уходила, надо было уходить. Сейчас буду стоять на своем. Разведемся – буду спокойна и за себя, и за детей.

*Имена в статье по просьбе героини изменены

Можно ли вычислить домашнего агрессора до свадьбы? Почему женщины, подвергающиеся насилию, прощают своих партнеров? На вопросы ответила Инна Саленикович, психолог-консультант общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия. 

– Возможно ли распознать в партнере склонность к насилию на начальном этапе взаимоотношений?

– Определить можно. Проблема в том, что в нашем обществе иногда идет подмена понятий. Почему-то такие вещи, как необоснованная ревность, стремление заполнить собой все пространство, постоянные звонки, диктование, что одеть, куда пойти и т.д., принимаются за любовь и заботу. Но это не любовь и не забота – это контроль.

Есть «звоночки» (первые признаки), предупреждающие о том, что мужчина склонен к насилию.  Один из важных – необоснованная ревность. Далее, когда партнер постепенно сужает круг общения, разрываются связи с родственниками, друзьями. «Зачем тебе с ними встречаться? Зачем нам кто-то? Нам и так с тобой хорошо» – убеждает он. За этим скрывается стремление получить власть над своей жертвой. Потому что власть и контроль – самое главное, что нужно агрессору. Это тот наркотик, на котором он сидит.

Еще один «звоночек» – контроль в соцсетях. Если партнер требует пароли, контролирует переписку, устраивает по этому поводу скандалы, говорит о том, что человек грубо вмешивается в личное пространство.

Некоторые любят хвастаться о каких-то своих подвигах, связанных с физическим насилием, значит для него агрессия – нормальная и приемлемая вещь. Такие заявления как: «Ты должна делать это, не должна делать то», «Зачем ты красишься?», «Для кого ты одеваешься? Ты и так у меня красивая» – еще один признак агрессора.

Быстротечные романы, когда буквально через месяц или даже меньше предлагают жить вместе, выйти замуж, – это также один из «звоночков». Для любого серьезного решения нужно время.

Еще один сигнал: мужчина плохо отзывается о предыдущих партнершах, придерживается позиции «все кругом виноваты – начальники, друзья, бывшие». Это свидетельствует о стремлении переложить ответственность за свою жизнь на кого-то и нет гарантии, что потом он не скажет, как это делают все агрессоры: «Ты сама виновата, ты меня спровоцировала!» И даже если агрессор говорит, что не сдержался, просит прощения, за этим следует продолжение: «А вот если бы ты этого не сделала, этого бы не было».

– Нередко можно услышать, что агрессоры выбирают определенный типаж женщин. Это действительно так?

– На самом деле, это миф. Жертвой домашнего насилия может стать абсолютно любая женщина. Не играет роли, какой у нее уровень образования, социальный статус, росла она в полной или неполной семье, в ситуации домашнего насилия или нет.

То, что агрессор выбирает тихую, спокойную жертву, которая не сможет оказать ему никакого сопротивления, – тоже миф. Очень много среди пострадавших от домашнего насилия ярких, харизматичных, успешных женщин. Они попадают в такую ситуацию, потому что для людей, склонных к агрессии, победить самодостаточную женщину – это как получить золотую медаль. Для них это двойной успех.

– Многие жертвы говорят, что разорвать отношения с агрессором очень тяжело. Некоторые уходят, потом вновь возвращаются. Что делать, чтобы насилие прекратилось?

– По печальной статистике жертва возвращается к агрессору до семи раз. И причина этому так называемый «крючок надежды». Он когда-то был хорошим – значит, он может быть таким, думает жертва. К тому же насилие имеет цикличный характер: сначала нарастание напряжения (раздражение, придирки), потом инцидент. Это может быть крупный скандал. И не важно, с рукоприкладством или нет, потому что многие пострадавшие говорят, «он же меня не бил». Психологическое насилие не менее страшно, чем физическое, оно не оставляет шрамов на теле, но разрушает психику. А потом следует так называемый «медовый месяц». В этот период вроде как все налаживается, некоторые агрессоры даже извиняются, задабривают подарками. И в этот момент женщина думает: «А вдруг, это последний раз, вдруг, такого не повторится. Ну, было же в отношениях не только плохое, но и хорошее».

Но дальше все начинается по кругу. С годами инциденты происходят все жестче и чаще, а медовый месяц уменьшается либо вообще сходит на нет.

Если женщина долго находится в ситуации домашнего насилия, ее личность разрушается: понижается самооценка, она начинает считать себя виноватой, находится в постоянной депрессии, ищет изъяны только в себе. И, самое главное, у неё уже просто нет сил и ресурсов бороться. Свою роль здесь играют и стереотипы: «детям нужен отец», «если ты разведена, то с тобой что-то не так». Во многих случаях ситуация отягощается экономическими факторами: некуда уйти, невозможно разменять квартиру, жилье приобретено в кредит и прочее.

Как выбираться? Нужно нарушать обет молчания. Потому что многие скрывают эту ситуацию от близких, друзей. Об этом надо начинать говорить. Нужно понимать, что эта ситуация не нормальна и жить так дальше нельзя. Обращаться в милицию, искать помощи у специалистов – психологов, психотерапевтов, социальных работников.  Потому что найти выход из этой ситуации без посторонней помощи сложно, но выход есть.

Звоните на горячую линию для пострадавших от домашнего насилия – 8-801-100-8-801. Работает без выходных и праздников с 8.00 до 20.00. Можно получить консультацию не только психолога, но и юриста. Звонок со стационарного телефона бесплатный.

8-029-610-83-55 – телефон экстренной помощи для размещения в убежище ОО «Радислава» для женщин и их детей, пострадавших от насилия. Круглосуточно.