Белорусских женщин в политику и к деньгам не пускают

tmpCuRYYb

Присутствие женщин в сфере, где принимаются решения, влияющие на жизнь в стране, незначительно. В Беларуси около 70% госслужащих — женщины. При этом женщин на высокопоставленных должностях — буквально единицы.

Таких высот, как Кочанова, в Беларуси не достигала ни одна женщина

Согласно данным статистики, среди государственных служащих женщины составляют около 70%, в том числе на должностях руководителя организации и его заместителей — более 50%.

Однако женщин на высоких государственных должностях можно сосчитать по пальцам одной руки.

Самой влиятельной по рангу женщиной в Беларуси является Наталья Кочанова, назначенная главой Администрации президента в декабре 2016 года. До того она два года отработала в правительстве вице-премьером, в кресло которого пересела с должности председателя Новополоцкого горсиполкома.

Таких высот в Беларуси до Кочановой не достигала ни одна женщина.

«Для меня никогда не стояла такая цель — достичь каких-то высот в карьере», — говорила она о себе.

Уже много лет заметной фигурой на политическом небосклоне является председатель Центральной избирательной комиссии Лидия Ермошина.

Ее можно назвать и самой устойчивой фигурой: менялись правительства, теневые фавориты выходили на свет и вновь уходили в тень, а Ермошина без замен и жалоб вот уже более 21 года тянет на себе избирательный воз.

По итогам 2010 года Ермошина стала лауреатом премии «Сексист года» за фразу о белорусских женщинах, которые вышли на площадь после президентских выборов: «Сидели бы дома, борщ варили, а не по площадям шастали. Это позор для женщины — участвовать в подобных мероприятиях».

Одна женщина-министр

Премьер-министр у нас мужчина, среди его заместителей сейчас женщин нет. В аппарате Совета министров среди 33 сотрудников — семь женщин.

С министерским портфелем в Беларуси одна женщина — Ирина Костевич, которая возглавляет Министерство труда и социальной защиты. До этого имела опыт работы замминистра экономики.

Около семи лет — с 2009 по 2016 год — пост министра труда и соцзащиты занимала Марианна Щеткина, которая до прихода в сферу соцзащиты более 17 лет проработала в системе образования.

При Щеткиной в 2013 году изменился алгоритм выплаты пособий на детей до трех лет — его размер привязали к средней зарплате по стране. Стали начислять материнский капитал (на банковский счет зачисляется 10 тысяч долларов при появлении третьего или последующего ребенка). При ней же в Беларуси увеличили пенсионный возраст, появилась первая редакция декрета о тунеядцах, вызвавшая социальные волнения в стране и признанная впоследствии неудачной.

После ухода с должности министра Марианна Щеткина осталась руководить Белорусским союзом женщин и была назначена членом Совета Республики, где заняла пост заместителя председателя. Также является национальным координатором по достижению целей устойчивого развития.

Полностью женское руководство — председатель Инна Медведева и все четыре зама — у Национального статистического комитета. Но в иерархии государственного аппарата эта должность все же пониже министерской.

Нет ни одной женщины среди заместителей министра в Минтруда, МАРТ, Минархитектуры и строительства, МВД, Министерстве ЖКХ, МИД, Мининформе, Минлесхозе, Минобороны, МЧС, Минпроме, Минтрансе, Минспорта, Минюсте и Минфине.

Сразу в нескольких министерствах есть по одному замминистра-женщине. В Минздраве должность заместителя министра — главного государственного санитарного врача занимает Наталья Жукова. Первый заместитель Минкультуры — Ирина Дрига, Минсельхозпрода — Алла Ломакина, Минэнергетики — ОльгаПрудникова, Минобразования — Раиса Сидоренко, Минприроды — Ия Малкина.

В Министерстве по налогам и сборам две женщины-замы — Светлана Шевченко и Элла Селицкая.

Министерство связи и информатизации тоже отдало два кресла замов женщинам — Анне Рябовой и Наталье Гордеенко. В этом ведомстве женское присутствие заметнее, чем в других, — на руководящих должностях 14 женщин.

Но в целом руководство у белорусских министерств — мужское. Женщинам отдано лишь 10,5% должностей.

В Палате представителей текущего созыва женское представительство по сравнению с предыдущим составом увеличилось на 9 человек и составило 38. Это 34% депутатов.

Квоты для женщин — не вариант

Очевидно, что присутствие женщин в сфере, где принимаются решения, влияющие на жизнь в стране, незначительно. Это следствие патриархальных стереотипов в обществе, считает эксперт «Либерального клуба» Вадим Можейко:

«Если мы проанализируем гендерный состав властных кабинетов, станет очевидно, что доля женщин, занимающих высокие посты, незначительна. Это проблема и мужчин, и женщин. Поэтому надо бороться в целом против дискриминации, а не просто вводить квоты для женщин, которые являются обратной стороной дискриминации».

В системе госуправления властвуют стереотипы, о гендерном равенстве не приходится говорить, считает эксперт.

«Необходимо вести речь о равенстве в широком смысле. Сейчас трудно представить, что в Беларуси, например, открытый гей займет министерский пост. Таким образом, если мы говорим о том, что надо избавляться от гендерного неравенства, то надо вести речь о равных правах женщин, мужчин, людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Для реализации этих прав надо заниматься просвещением, проводить информационные кампании, в том числе в учреждениях образования, чтобы склонить общественное мнение в сторону убежденности в значимости равных прав вне зависимости от гендера», — сказал Вадим Можейко.

Ни одной женской партии

Инструментом продвижения прав женщин могли бы быть женские партии, но в Беларуси сейчас таких нет, а у действующих партий нет женских фракций.

Единственную работавшую в независимой Беларуси женскую партию «Надежда» в 2007 году с подачи Минюста ликвидировал Верховный суд. Бывший председатель «Надежды» Валентина Матусевич умерла в 2017 году. Много лет своей жизни она посвятила восстановлению регистрации партии.

Сейчас в стране две партии, которыми руководят женщины. 

Белорусскую социал-демократическую партию (Грамада) возглавляет Ирина Вештард. Но в этом году она уходит со своего поста согласно уставу организации, так как истекают три срока ее полномочий.

Ирина Вештард полагает, что для партии неважно, женщина или мужчина ею руководит: «Важно, чтобы у человека были организационные способности. Возможности должны быть равные, а использовать их или нет — дело каждого».

Председателем Белорусской партии «Зеленые» с конца 2015 года является Анастасия Дорофеева. 

Руководитель проекта «Гендерный маршрут» Ирина Соломатина считает, что женщинам не дают продвинуться даже в партиях, которые позиционируют себя как демократические.

В исследовании «Женский активизм в Беларуси: невидимый и неприкасаемый» отмечается, что доля женщин в оппозиционных партиях варьируется от 20% до 41%. Однако ни одна из партий за период своего существования не выработала позиции по вопросу прав женщин.

Справедливости ради отметим, что в составе политсовета Объединенной гражданской партии много женщин и даже есть комиссия по гендерному партнерству, которую возглавляет Людмила Петина, являющаяся членом Национального совета по гендерной политике при Совете министров.

Много денег для женщин бывает

Одним из значимых гендерных прав является право на равную оплату труда и финансовое благополучие вне зависимости от пола. Формально это право в Беларуси реализуется.

И хотя у крупного бизнеса в Беларуси мужское лицо, своим делом заняты и женщины. В топ-15 успешных женщин в белорусском бизнесе, составленном «Ежедневником», вошли Наталья Луценко, совладелец группы компаний «Содружество», Людмила Антоновская, владелец группы компаний Polimaster, Алма Яунцемене, совладелец «Соседей», «Пицца Темпо», «Васильки», «Суши Весла» и других брендов.

Яркой персоной в белорусском бизнесе является Светлана Сипарова, совладелец группы компаний Mark Formelle. Ее известность связана не только с тем, что они с мужем создали узнаваемый и успешный бренд, но и в связи с рекламными кампаниями, которые представительницы феминистских организаций назвали сексистскими, а фирму обвиняли в эксплуатации образа женщины как сексуального объекта.

Mark Formelle обвинения отверг, а позже подписал договор с общественным объединением «Радислава» о поддержке приюта для женщин, пострадавших от домашнего насилия.

Еще одна знаменитая топ-менеджер — Анна Шарейко (теперь Норкус по мужу), директор Витебской птицефабрики, более 90% акций которой принадлежит государству.

Успешный директор, Шарейко в 2016 году была признана виновной в злоупотреблении властью и приговорена к двум с половиной годам лишения свободы. Однако по амнистии вышла на свободу прямо в зале суда. Под стражей она находилась с августа 2014 года.

Большинство женщин в Беларуси — наемные работники, и, как во всем мире, зарабатывают меньше мужчин. У нас это во многом объясняется тем, что женщины чаще всего заняты в более низкооплачиваемых сферах.

Характерно, что женщин не допускают в сферы, где есть хороший заработок, уже на уровне получения образования. Так, например, в силовые вузы их набирают согласно специальному плану, целенаправленно ограничивая количество.

«То, что женщины мало представлены во властных структурах, осознанно не допускаются в сферы, где есть деньги, — это проблема не какой-то женщины в отдельности, а государства», — считает координатор проекта «Гендерный маршрут» Ирина Соломатина.

Читать полностью: naviny.by